Владимир (vladimirdar) wrote,
Владимир
vladimirdar

Categories:

Усадьба Голицыных или Славное море, священный Байкал!

Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
Всего 29 фото

Как мы помним из романа Булгакова «Мастер и Маргарита», после сеанса черной магии, который был устроен в Варьете, в Москве происходило множество странных происшествий и необъяснимых событий. Одних червонцев, что падали на голову счастливчиков, побывавших на сеансе, и превращающиеся, однако, то в нарзанную этикетку, то в злую пчелу было предостаточно. Однако, нам интересно в этот раз, что происходило в Зрелищной комиссии, а точнее в ее филиале, что находился «в Ваганьковском переулке». «…Городской зрелищный филиал помещался в облупленном от времени особняке в глубине двора и знаменит был своими порфировыми колоннами в вестибюле. Но не колонны поражали в этот день посетителей филиала, а то, что происходило под ними…»…

Михаил Афанасьевич разместил зрелищный «филиал» в здании городской усадьбы Голицыных по современному адресу Староваганьковский переулок, 17. Как всегда, чудом уцелевшие архитектурные сооружения Старой Москвы позволяют многое узнать не только о самом здании, но и об любопытнейшей истории нашего города. Таким, образом, мы изучим усадьбу Голицыных и прикоснемся к страницам бессмертного романа Михаила Булгакова «Мастер и Маргарита» в тот момент, когда «Коровьев, бывший регент» уже сделал свое черное «певческо-регентское» дело…

Каменный дом по адресу Староваганьковский переулок, 17 с приткнувшимися к нему с обеих сторон небольшими флигелями построили на этом месте после середины восемнадцатого столетия. Первыми известными владельцами была дворянская семья Аладьиных, а уже после них усадьба перешла в собственность рода Голицыных.
02.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

В начале XIX столетия владелицей числилась Наталья Ивановна Голицына, приходившаяся сестрой графу Александру Ивановичу Остерману-Толстому и матерью Валериана Михайловича Голицына – декабриста и единственного представителя этого древнего рода, участвовавшего в известном восстании 1825 года. Последний провел свое детство именно в этом доме, а по достижении 11 лет был отправлен на учебу в город Санкт-Петербург. Образ Валериана Михайловича стал прототипом главного героя произведения «Александр I» Дмитрия Сергеевича Мережковского. После смерти хозяйки владение перешло к ее сыну Леониду Михайловичу Голицыну. История дома того периода связана с именем писателя Александра Антиповича Потехина, который проживал в одном из усадебных флигелей в 1860-е годы.
03.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский 17

В 1874 году хозяйкой усадьбы становится супруга генерала Е.Л. Игнатьева и в 1876 заказывает проект реконструкции зодчему М.А. Зыкову. Тогда главный дом был перестроен, флигели получили дополнительные уровни и были соединены с основным зданием, фасадную часть которого украсил балкончик над парадным входом. По завершении работ во флигелях были устроены меблированные квартиры, одну из которых в 1880-е годы снимал Ипполит Карлович Альтани – главный дирижер Императорского Большого театра.
04.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

В 1883 году усадьба в Староваганьковском, 17 меняет своего владельца и им становится журналист, писатель и владелец популярной газеты «Московский листок» Николай Иванович Пастухов, у которого начал свою журналистскую практику Владимир Алексеевич Гиляровский. Николай Иванович был весьма интереснейшим человеком, а свое богатство приобрел благодаря выпуску «Московского листка», ставшего чуть ли не первой бульварной газетой города Москвы. В ней печатались фельетоны и обязательные скандальные хроники, но с одним условием от владельца, – репортеры должны были писать только правду.
05.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

В 1894 году на территории усадебного комплекса Пастухов возводит типографское здание (стр.4, дом №17 по Староваганьковскому переулку), проект которого был заказан архитектору Павлу Михайловичу Самарину. Сейчас это здание находится на третьей линии переулка. Последним же в 1898 году была спроектирована ограждающая ажурная решетка с вензелем владельца «НП», помещенного на створ въездных ворот.
06.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
07.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Давайте, подробнее рассмотрим эту примечательную решетку. Она была совсем недавно качественно отреставрирована.
08.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Как мы видим, местные «умельцы» расположили неуклюжий кусок фанеры содержащий надпись о том, чтобы никто не ставил автомобили напротив ворот, прямо на вышеупомянутом вензеле «НП» на створке ворот...
09.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Это вид въездных чугунных со двора...
10.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
11.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Вензель «НП» видно сейчас только со стороны двора к сожалению...
12.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Так решетка двора усадьбы Голицыных выглядит со Староваганьковского...
13.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
14.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
15.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

...Хотя владелец и его семья проживали в местных квартирах, часть из них они продолжали сдавать квартиросъемщикам. Одним из них в период с 1906 по 1908 годы был артист Художественного театра Иван Михайлович Москвин.
16.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
Левый флигель усадьбы Голицыных
17.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Николай Иванович умер в 1911 году. Следующими владельцами стали внуки хозяина.«Московский листок» продолжали выпускать вплоть до 1918 года, а затем прикрыли за контрреволюционную пропаганду. Типографские и редакционные помещения долго не пустовали. Вскоре здесь начала работать «Красная газета», которую сменила газета «Беднота».
18.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
19.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Зрелищная комиссия

Зрелищная комиссия, на которой председательствовал Прохор Петрович, предположительно была при Государственном объединении музыки, эстрады и цирка (ГОМЕЦ), располагавшемся в здании Старого цирка или цирка Юрия Никулина на Цветном бульваре № 13 в Москве...
20.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Однако, в Староваганьковский переулок, куда и направился бухгалтер Варьете Василий Степанович Ласточкин сдавать выручку, обнаруживший на Цветном бульваре только пустой костюм Прохора Петровича, который тем ни менее продолжал в невидимой форме активно исполнять свои председательские функции) Однако, сейчас нам интереснее другое, - Василий Степанович увидел в филиале зрелищной комиссии уже «новые безобразия Коровьева».
21.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17
22.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

Надо сказать, что Булгаков не случайно разместил филиал «Зрелищной комиссии» именно по этому адресу в Староваганьковском переулке.
Скорее всего, Михаилу Афанасьевичу приглянулся этот дом, когда он ходил в библиотеку Румянцевского музея в знаменитом доме Пашкова, где, кстати, на крыше с балюстрадой которого, он вывел одну из финальных сцен романа с Воландом, наблюдающим предгрозовую Москву. Михаил Афанасьевич был корреспондентом журнала «Голос работника просвещения» и именно по адресу Староваганьковский, 17 у него живут герои опубликованного там очерка «Птицы в мансарде».
23.
Староваганьковский переулок
Староваганьковский переулок. Дом Пашкова (на втором плане левее) и Храм Святителя Николая Мирликийского в Старом Ваганькове.

«…Несколько посетителей стояли в оцепенении и глядели на плачущую барышню, сидевшую за столиком, на котором лежала специальная зрелищная литература, продаваемая барышней. В данный момент барышня никому ничего не предлагала из этой литературы и на участливые вопросы только отмахивалась, а в это время и сверху, и снизу, и с боков, из всех отделов филиала сыпался телефонный звон, по крайней мере, двадцати надрывавшихся аппаратов. Поплакав, барышня вдруг вздрогнула, истерически крикнула: – Вот опять! – и неожиданно запела дрожащим сопрано: Славное море священный Байкал... Курьер, показавшийся на лестнице, погрозил кому-то кулаком и запел вместе с барышней незвучным, тусклым баритоном: Славен корабль, омулевая бочка!..».
24.
Славное море, священный Байкал

«…Как только первый куплет пришел к концу, пение стихло внезапно, опять-таки как бы по жезлу дирижера. Курьер тихо выругался и скрылся. Тут открылись парадные двери, и в них появился гражданин в летнем пальто, из-под которого торчали полы белого халата, а с ним милиционер. – Примите меры, доктор, умоляю, – истерически крикнула девица. На лестницу выбежал секретарь филиала и, видимо, сгорая от стыда и смущения, заговорил, заикаясь: – Видите ли, доктор, у нас случай массового какого-то гипноза... Так вот, необходимо... – он не докончил фразы, стал давиться словами и вдруг запел тенором: Шилка и Нерчинск...».

«…– Дурак! – успела выкрикнуть девица, но не объяснила, кого ругает, а вместо этого вывела насильственную руладу и сама запела про Шилку и Нерчинск – Держите себя в руках! Перестаньте петь! – обратился доктор к секретарю. По всему было видно, что секретарь и сам бы отдал что угодно, чтобы перестать петь, да перестать-то он не мог и вместе с хором донес до слуха прохожих в переулке весть о том, что в дебрях его не тронул прожорливый зверь и пуля стрелков не догнала! Лишь только куплет кончился, девица первая получила порцию валерианки от врача, а затем он побежал за секретарем к другим – поить и их…».
25.
Славное море, священный Байкал

А некоторое время назад, дело было так…

«…И вот сегодня, в обеденный перерыв, входит он, заведующий... – И ведет под руку какого-то сукина сына, – рассказывала девица, – неизвестно откуда взявшегося, в клетчатых брючонках, в треснутом пенсне и... рожа совершенно невозможная! И тут же, по рассказу девицы, отрекомендовал его всем обедавшим в столовой филиала как видного специалиста по организации хоровых кружков…».
26.
Коровьев - организатор кружков хорового пения

«…Заведующий, чтобы подать пример, объявил, что у него тенор, и далее все пошло, как в скверном сне. Клетчатый специалист-хормейстер проорал: – До-ми-соль-до! – вытащил наиболее застенчивых из-за шкафов, где они пытались спастись от пения, Косарчуку сказал, что у него абсолютный слух, заныл, заскулил, просил уважить старого регента-певуна, стучал камертоном по пальцам, умоляя грянуть «Славное море…».
27.
Славное море, священный Байкал

«…Грянули. И славно грянули. Клетчатый, действительно, понимал свое дело. Допели первый куплет. Тут регент извинился, сказал: «Я на минутку» – и... изчез. Думали, что он действительно вернется через минутку. Но прошло и десять минут, а его нету. Радость охватила филиальцев – сбежал…».

«…К голосу курьера присоединились дальние голоса, хор начал разрастаться, и, наконец, песня загремела во всех углах филиала. В ближайшей комнате N 6, где помещался счетно-проверочный отдел, особенно выделялась чья-то мощная с хрипотцой октава. Аккомпанировал хору усиливающийся треск телефонных аппаратов. Гей, Баргузин... пошевеливай вал!.. – орал курьер на лестнице. Слезы текли по лицу девицы, она пыталась стиснуть зубы, но рот ее раскрывался сам собою, и она пела на октаву выше курьера: Молодцу быть недалечко!...». Поражало безмолвных посетителей филиала то, что хористы, рассеянные в разных местах, пели очень складно, как будто весь хор стоял, не спуская глаз с невидимого дирижера. Прохожие в Ваганьковском останавливались у решетки двора, удивляясь веселью, царящему в филиале.
28.
Усадьба Голицыных - Староваганьковский переулок, 17

"..Через четверть часа к решетке в Ваганьковском подъехали три грузовика, и на них погрузился весь состав филиала во главе с заведующим. Лишь только первый грузовик, качнувшись в воротах, выехал в переулок, служащие, стоящие на платформе и держащие друг друга за плечи, раскрыли рты, и весь переулок огласился популярной песней. Второй грузовик подхватил, а за ним и третий. Так и поехали. Прохожие, бегущие по своим делам, бросали на грузовики лишь беглый взгляд, ничуть не удивляясь и полагая, что это экскурсия едет за город. Ехали, действительно, за город, но только не на экскурсию, а в клинику профессора Стравинского...".
29.
Славное море, священный Байкал

Что самое любопытное, этот мотив «Славное море, священный Байкал...» на днях привязался и ко мне. Удивительно, но он появился как будто бы ниоткуда и заставляет его напевать...)  Поэтому я решил поскорей выпустить в мир этом материал, что покончить с «Коровьевскими штуками»)


Источники:

Портал "Достопримечательности Москвы". Староваганьковский переулок 17 – Усадьба Голицыных.
Использованы кадры из телесериала Владимира Бортко "Мастер и Маргарита". 2005.
Википедия.


© Vladimir d’Ar, 2017

Tags: Славное море священный Байкал, булгаков, зрелищная комиссия, мастер и маргарита, москва, старая москва, усадьба голицыных
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 81 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →